11:33 

grifis
Улыбайтесь, господа, улыбайтесь...
Если у вас в жизни нет кавая, его надо придумать.

Название – «Голубая земля»
Автор – Лорд Грифис
Фэндом: ориджинал
Жанр: драма, POV
Пейринг: наследный принц Генрих/воин-наемник Ганс
Рейтинг: NC-17
Коммент: Мой первый яой, который родился у меня под впечатлением от аниме "Берсерк", рыцарских рассказов и т.п. Действие происходит в абстрактном королевстве Блауэрс (Blau - (нем.) - голубой, Earth - (англ.) - земля)) в эпоху позднего средневековья. Чувства, страсть, самопожертвование, способность понять и принять выбор другого человека - основные мысли этого рассказа.
Предупреждение: немного крови

***
Я стою на пустынной дороге. Кругом ничего не видно – один сплошной туман. Я вязну в нем, как в огромном беспощадном болоте. Движениями неопытного пловца пытаюсь немного разогнать этот назойливый белый дым, но мои попытки безуспешны. Вдруг плотный занавес немного растворяется, и вдали я вижу до боли знакомую фигуру.

«Ганс!» – вырывается у меня из легких
«Ганс!» - как будто кто-то со стороны зовет его моим голосом.

Я пытаюсь бежать навстречу фигуре, но спотыкаюсь и падаю. Что это? Я весь в крови? Трясущимися руками разгоняю нижний слой тумана и понимаю, что вся дорога вымощена расчлененными человеческими телами. В ужасе вглядываюсь вдаль – фигура машет мне рукой и пропадает в этой туманной бездне. «Ганс!» – в изнеможении кричу я, и в холодном поту просыпаюсь. Опять мне приснился этот кошмар. Размытым сознанием оглядываю пространство комнаты. Приступ духоты заставляет меня подняться и выйти из охотничьего домика на улицу. Ночной воздух ласково обнимает мое все еще дрожащее тело. Делаю глубокий вдох. Аромат дотлевающих костров легко щекочет мой нос. Выдох.

Безветренная ночь пленяет своей неповторимой способностью расплываться в звездной улыбке. Я приближаюсь к небольшому холму неподалеку и сажусь там. Рассеянный свет луны резвится в моих серебряных растекающихся по спине волосах. Мысли спешно заполняют мой разум. Скоро настанет главный день в моем существовании, день, когда я наконец-то стану законным правителем величайшего королевства Блауэрс. Осталось сделать шаг – и я на троне. Казалось бы, надо радоваться, но почему-то моя душа не находит покоя. Что терзает меня до такой степени, что может довести до сумасшествия? Это чувство не отпускает, оно глубоко въелось в мое гибкое сознание. Уродливая, грязная ненависть подружилась с обидой и отчаянием за мою разбитую жизнь. Казалось бы, теперь, когда вот-вот на голову опустится корона, земные никчемные чувства уже недостойны того, чтобы я воспринимал их, чтобы поддавался им. Это удел людей, я же отношусь к грани иной реальности. Но почему они тогда преследуют меня? Неужели эти паразиты настолько сильные, неужели страшная неизлечимая заразная болезнь мучает меня, от которой не спасает и мое новое положение? И все это жалкому предателю, этому гнусному негодяю, который унизил меня, втоптал в грязь, сравнял с землей? Нет, не позволительно даже думать об этом. За что ему оказываю такую честь, думая о нем? Этот наемник…Эта двухметровая груда железа…Он был преданным рабом, блестящим телохранителем, за ним я чувствовал себя, как за каменной стеной...Мне так нравилось любоваться его сильным мужественным телом, его гордым и независимым взглядом, даже его плебейские манеры приводили меня в полный восторг. Этот необузданный дикарь так распалял мое воображение! Ведь это же он помог мне стать именно единственным наследником! Но в один прекрасный день он уволился со службы. Получил свое серебро и ушел. Почему он это сделал! Ты предал меня, ты жалкий предатель! Я ненавижу тебя, грязный мечник! Я ненавижу тебя за свое бессилье. Я буду ненавидеть тебя всегда, ты понял? Где бы ты ни находился, ты всегда будешь проклят моей ненавистью….

- Вам не спится? – вдруг обрывает мои мысли женский голос из-за спины.

Я поворачиваю голову, и вижу немного встревоженную Шарлотту. В ее взгляде все еще горит слабым огоньком детская наивность.

- Почему вы здесь? – продолжила она.
- Я немного посижу и приду, не беспокойтесь, - равнодушно бросил я.
- Что это с вами? Вы плачете?
- Почему вы так решили?
- У вас слезы. Что-то случилось?

Я провожу ладонью по щеке. На ней тут же заискрились соленые отпечатки свежих слез.
Стиснув зубы, вытираю ладонь об брюки. Смущение проявляется на моем лице.
- Так что же случилось? – не унимается Шарлотта – Кто-то обидел моего будущего мужа?
- Нет, никто, просто задумался немного. Старые душевные раны не хотят затягиваться. А вы почему не спите? Почему вы здесь в одной рубашке, вы же можете простудиться.
- Когда я проснулась, вас не оказалось рядом, вот я и забеспокоилась. Простите меня, если я нарушила ваше уединение. Я пойду, но буду ждать вас. Помните, я всегда буду рядом, чтобы ни случилось.
- Не надо таких громких слов, леди Шарлотта, прошу вас. Лучше просто возвращайтесь в спальню. Я скоро приду, обещаю.

Шарлотта ушла. Всепоглощающая тоска комом подступила к горлу. Погрузившись в свои мрачные мысли, я, незаметно для себя, уснул прямо на холме.

Рассветное солнце пронзило мои веки, и я вынужден был открыть глаза. Сегодня мне нужно немного отдохнуть и подготовится к военному походу, ведь моя победа укрепит мой статус правителя в глазах моего народа, и мое восхождение на престол будет воистину триумфальным. Я спокоен, я просто обязан быть спокойным. Я будущий король.


…Как же раздувается от бессилия этот поверженный напыщенный индюк. Как же жалко на него смотреть. Я разворачиваю своего коня. Мои доспехи гордо переливаются на солнце. Вместе с добытыми трофеями я веду свою доблестную армию обратно. Как же грациозно я смотрюсь во время триумфального шествия, посвященному моей победе. Но все же телом ощущаю некоторую усталость, и, сославшись на головную боль, покидаю следующий за парадом пир и отправляюсь к себе в спальню. Вхожу внутрь и застываю в изумлении. Спиной ко мне, практически закрывая собой вечерний пейзаж из окна, погруженный в собственные мысли, стоит тот самый Ганс. От неожиданности, я на мгновение потерял дар речи. Но надо помнить о чести, достоинстве и главное, гордости. Я не должен показаться слабым. Я должен высказать ему все сполна.

- Ганс, это ты? – вопрос слетает с моих почему-то дрожащих губ.

Воин поворачивается ко мне лицом. Лучи умирающего солнца играют на каждом его мускуле. Его стройное и в то же время плотное тело подобно работе древнегреческого скульптора.

- Приветствую вас, ваше высочество, наследный принц Генрих.
- Как ты попал сюда, кругом же охранники…– в недоумении спросил я.
- Ваша милость наверно забыла, что за время службы в замке, у меня остались еще тут приятели, которые с радостью меня пропустили. К тому же, здесь много черных ходов.
- Но что….что ты здесь делаешь? - слова застряли у меня в горле.
- У вас завтра великий праздник, я пришел поздравить вас лично. Было бы неправильно с моей стороны не поздравить вас с 18-летием и вступлением в права монарха этого королевства.
- Ты помнишь…Это приятно…

Вдруг волна эмоций незримой пеленой накрыла мое сознание:

- И ты пришел только за этим? Ты просто говоришь «поздравляю» и все? Ты сначала не хочешь объяснить мне, почему ты так внезапно исчез, не сказав мне ни слова. Ведь ты же знаешь, у нас было что-то большее, чем просто отношения господина и слуги, ведь так?
Или я заблуждался, считая тебя прежде всего своим другом? Ты что, уже не помнишь, как я одаривал тебя своими милостями, как ценил тебя выше остальных. И я любовался тобой, любовался тобой всегда!

- Я наемник. Больше всего на свете я люблю свободу. Моя жизнь – странствия по городам и служба в разных армиях. Это мое счастье. Нельзя быть таким эгоистом, Генрих, у меня есть собственный путь, и я не должен постоянно с тобой нянчится, все-таки ты уже взрослый мужчина. Это мой выбор, и того, кто будет мне мешать ждет смерть. И все-таки что-то заставило меня вернуться, даже на несколько часов. Какой-то внутренний голос тайно нашептывал мне. Ну, не надо таких эмоций, королевская особа должна соблюдать спокойствие и достоинство.

- Что? Достоинство? Да что ты можешь знать о достоинстве, грязный дикарь. Своим первобытным умом ты просто не способен понять моих чувств. Мою огромную обиду и ненависть к тебе. Да, я тебя ненавижу, и можешь меня прямо сейчас убить за такие слова, потому что без тебя моя жизнь пуста и бессмысленна, понимаешь? Сделай это, давай, убей меня, проткни своим закаленным в боях острым мечом, я умру счастливым!

Я сбрасываю доспехи и остаюсь в одной рубашке. Ганс застыл в изумлении. Его суровое лицо, измученное многочисленными испытаниями, дышало растерянностью. Я подхожу к нему и слегка дотрагиваюсь до его сильной руки. Наклоняюсь и прижимаюсь к ней своей холодной щекой. От руки исходит терпкий запах стали и пороха.

- Этот запах… - говорю я – напоминает мне о наших былых временах, когда мы не знали, что такое разочарование, страх, одиночество. Когда ярким заревом горели лагеря наших врагов, и ты был так прекрасен в этих лучах. Мне есть о чем подумать перед смертью. Я думал, что не могу уже любить человека, так поступившего со мной, но я ошибался. Одна из немногих ошибок загордившегося принца. Давай же убей меня, хватит уже бессмысленных разговоров!!!

Я зажмуриваюсь, но вместо пронзающей меня стали чувствую прикосновение изрядно огрубевших пальцев. Они судорожно пытаются совершить действие, которое отдаленно напоминает ласку. Потом вся ладонь сползает от моего затылка вниз к спине, и вдруг меня резко прижимает к татуированному шрамами телу.

- Ганс – еле слышно пытаюсь произнести я, но его губы быстро закрывают мне рот. Я чувствую сладкое, теплое движение внизу живота. Через мгновение уже мои губы жадно скользят по его железному телу, как будто в мягкий бархат заворачивают разгоряченное от боев оружие. Мы падаем на пол. Мы поглощаем друг друга с такой невообразимой страстью, которая доступна только избранным. Два одиночества слились в одно целое, чтобы и телом и душой утонуть в вечности нескольких минут блаженства. Два путника, затерянные в пустыне, жадно припавшие губами к долгожданному священному источнику целебной воды. Это не просто слияние двух жаждущих тел, это скорее выплеск накопившейся боли, страданий, несбывшихся надежд, это похоже на своеобразную месть за те многочисленные обиды, которые мы на протяжении долгого времени наносили друг другу. Этот момент напоминал жестокую дуэль раздирающих нас ненависти и любви. И эти чувства вместе и наполняли нас безумием запредельной страсти. Но исход дуэли уже определен – в ней не будет ни победителя, ни проигравших, финалом будет то бесконечное удовольствие, та глубокая эйфория, которым уже наполняется все мое совершенное тело. И на пике этой ворвавшейся в меня волны неземных ощущений, я начинаю медленно уходить в себя, погружаясь в сладостный сон удовлетворения. Во время этого погружения я полуприкрытым взглядом замечаю шальную тень, которая со скоростью молнии проносится мимо приоткрытого входа в комнату. Но я не придаю этому значения. Мне все равно. Я охвачен любовью, я нахожусь на вершине наслаждения, и пока не собираюсь оттуда спускаться…

…Я просыпаюсь. Рядом никого нет. Ганс уже ушел, наверное, отправился в свое очередное путешествие. Мне все понятно. Он свободен и волен идти, куда ему вздумается. У нас разные дороги и разное предназначение. Я не буду мешать его счастью. Буду надеяться, что он когда-нибудь найдет его. Он тоже имеет полное право на свою мечту, и никто не должен вставать у него не пути. Я ощущаю пустоту и некоторую обиду, но они не терзают меня так сильно, как раньше.

Я выхожу во внутренний сад замка. К своему удивлению, обнаруживаю сидящую на скамье с поникшей головой Шарлотту. Боже, я же совсем забыл о ней! Я вспоминаю шальную тень, пробежавшую мимо входа в минуты нашего с Гансом слияния. Нетрудно догадаться, что это была она. Она все видела. Что же теперь будет? Поймет ли она? Безумие, из-за своей минутной слабости я теперь могу лишиться всего, к чему так долго шел, за что страдал! Она вернется в свое королевство, равное по силам моему, и разгорится огромная война, а это так сейчас не выгодно! Надо что-то сказать, как-то ее успокоить, стоять на коленях, оправдываться, приводить какие-то нелепые аргументы в свою защиту…О чем это я? Гордость мне позволит унижаться перед женщиной. Будь что будет. В крайнем случае, у меня есть армия, так пусть же снова будет литься кровь, если судьбе так угодно.

- Вы вышли подышать воздухом, леди Шарлотта – решаюсь заговорить.
- Да, здесь так хорошо, прохладно. Ночь сегодня удивительно прекрасна, неправда ли? – не поднимая головы отвечает она.
- Завтра у нас трудный день, вы бы поспали. Вы же не хотите, чтобы у королевы Блауэрса был сонный вид, правда?
- Да, конечно. Я немного посижу и приду к вам.

Так пронзительно-спокойно звучит в тишине ее голос. Словно ей были незнакомы чувства боли и досады, которыми переполнялась ее светлая душа. Не в силах сдерживаться, я взволнованно говорю:

- Ну что вы молчите! Вы же все видели, почему вы не реагируете? Вы вправе сейчас уйти и никогда больше не связываться с таким существом как я, который так жестоко поступил с вашими чувствами!

Шарлотта поворачивает голову в мою сторону. В ее больших карих глазах ясно читается поразительная уверенность. Глаза кристально чисты. В них не нет ни упреков, ни сожаления. Эта странная уверенность настолько обескуражила меня, что мурашки пробежали по моей спине.

- Я говорила, что буду с вами, несмотря ни на что. Завтра вы станете королем и моим мужем, и я всегда буду рядом. Я люблю вас.

Я молча разворачиваюсь и возвращаюсь в спальню. Ночь мягкими воздушными лапами прикасается к моему полуобнаженному телу. Шарлотта поймет. Она всегда меня понимала. Она просто умница.

Завтра мой звездный час. Я сделаю все изящно и красиво, как это привык делать всегда. Моя душа навсегда должна расстаться с преследующими меня чувствами, ведь это так мелко и убого для такого совершенства как я. Я холоден и прекрасен. И абсолютно спокоен. Я король….

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Мария ДЭспуар. Записки графомана.

главная